ЛЕСНЫМИ ТРОПАМИ

Это блог о природе.  Мы надеемся, что он поможет вам лучше ориентироваться в ней  и, возможно, так увлечет вас, что вам и самим захочется  чаще бывать на природе, в лесу! Здесь вы найдете свежие новости о происходящем  в лесах Эстонии, о представителях флоры и фауны. Также мы будем рассказывать о тех представителях животного мира, которых удалось зафиксировать в реальном времени видеокамере RMK, установленной на острове Сааремаа и в других местах. В поле зрения камеры, которая была установлена с целью наблюдения за благородными оленями, могут попадать и барсуки.  Если и вы желаете увидеть обитателей леса в реальном времени,  то даем подсказку: лучшее время для этого – раннее утро или поздний вечер, в это время лесные животные наиболее активны. Через фото- и видеорепортажи мы будем знакомить вас с природными тропами, отдельными объектами и прочими любопытными явлениями – будь то растения, животные или  человек. Зная повышенный интерес эстоноземельцев к «тихой охоте», мы привлеки к сотрудничеству и миколога.

Определенно, советы знатока грибов  будут полезны как для начинающих, так и грибников со стажем. «Когда стоит отправляться в лес за грибами? Где можно встретить самые необычные грибы, произрастающие в Эстонии? Что стоит учитывать при поиске грибов и как выйти из леса с полным лукошком?» - вот  далеко не полный перечень  вопросов, на которые мы постараемся ответить в нашем блоге.И, как заметил когда-то немецкий писатель и поэт  Иоганн Зейме:  «Из общения с природой вы вынесете столько света, сколько вы захотите, и столько мужества и силы, сколько вам нужно». Мы с писателем согласны на все сто, а вы?

Блог ведут

Тийт Хунт, биолог, фотограф природы

«Родился я в мае 1961 года в Лаасхооне, на берегу реки Педъя. В 1985 году закончил магистратуру Тартуского государственного университета. Биолог.

После университета до 1990 года работал в Лахемааском национальном парке, затем шесть лет был редактором в журнале “Horisont”(«Горизонт») в разделе биологии и медицины, в период 1996-2013 – заведующим отделом зоологии Эстонского музея природы.

Любовь к природе и  ее фотографированию уже с ранних лет привил мне отец, который был лесничим.

С 1997 года руковожу ежегодным  проектом природной фотографии «Бескровная охота».

За эти годы я выпустил и несколько книжек:

“Eestimaa. Looduse teejuht”(«Эстония. Путеводитель по природе»), “Kunst” 2005.
“Väike kalaraamat: Eesti 40 tuntud ja vähem tuntud kala” («Малый рыбный справочник: 40 известных и малоизвестных рыб Эстонии»), Maalehe raamat 2007.
“Eesti kalad” («Рыбы Эстонии»), “Varrak” 2012.»

Олег Цымбаревич, природовед и фотограф-любитель

"Часто так бывает, что человек живёт вполне успешно и тем не менее всё равно постоянно думает-гадает — в чем же его основное предназначение, и когда наконец узнаёт (если узнаёт!), то очень удивляется тому, что ответ был очевиден с самого начала.
Мой пример как раз из этой серии.
Я в 1979 г. окончил ТПИ, по специальности экономист. Много лет работал в Минфине, затем, начиная с 90 годов, занимался аудиторской деятельностью.
Родился я в Сибири в поселке, окружённом красивейшей тайгой - оттуда из детства и началась любовь к лесу и природе вообще. Всегда при первой возможности после работы убегал в лес, пока не убежал окончательно, к счастью, осознав своё главное предназначение.

С юности увлекался фотографией. А в последние годы походы в лес, фотография природы и заметки на природные темы в блогах и журналах из хобби превратились в образ жизни. В лесу меня привлекает абсолютно всё, но особый интерес вызывают походы за грибами и наблюдения за птицами.
На основе накопленного фотоматериала выпустил три книги: о грибах и лишайниках, о болотах Эстонии и о птицах в городе. Веду блог-журнал «Записки натуралиста» в интернете. В последние два года активно участвую в образовательных программах RMK в качестве гида-природоведа на лесных учебных тропах". 

Анатолий Тарасов, миколог
«Для начала вкратце представлюсь: я родился, вырос и до сих пор, к большой своей радости, живу в Эстонии, в  необыкновенно красивой и разнообразной в природном отношении её части -  Ида-Вирумаа.  С севера - побережье с величественным глинтом «у седой равнины моря», на юге  жемчужина –  Чудское озеро, на востоке красавица Нарова с бурными водами, в центре сеть восхитительно красивых Куртнаских озёр спрятавшихся среди сосновых боров. По грибы хожу уже свыше пятидесяти лет, как говорится, «с младых ногтей». Был во многих уголках Эстонии, но, должен сказать, и пусть не обижаются на меня жители других  мест: Ида-Вирумаа - вне конкуренции.  Это грибное королевство Эстонии!

По образованию горный инженер. Окончил Таллиннский политехнический институт. Занимался хоккеем, стендовой стрельбой, музыкой и ещё много чем. Член Санкт-Петербургского микологического общества. Кажется, и на сегодня единственный его представитель из Эстонии. Вместе со своей  коллегой Ухановой Ириной Александровной из Ставрополя вот уже четвёртый год выпускаем первый российский журнал о грибах и для грибников «Грибник России». На страничке, своей задачей ставлю информировать как начинающих, так и опытных грибников, по мере возможности, о текущей грибной обстановке в лесах, знакомить с грибами по мере их появления, как широко известными, так и редкими, и ядовитыми. Расскажу об их свойствах, особенностях,  методах кулинарной обработки и многом другом.

Удачи всем грибникам в наступающем сезоне и…  следите за новыми «поступлениями» на нашем блоге!

ОХРАНА ПРИРОДЫ

Одной из сфер деятельности RMK является и охрана природы, целью которой является сохранение естественного многообразия государственных земель. Для этого надо вести необходимую работу по защите природы и следовать важнейшим принципам поддержания многообразия и в хозяйственных лесах.
Специалисты отдела охраны природы оргагнизовывают восстановление биотопов находящихся в опасности или плохом состоянии видов, уход за биоценозом и его восстановление, уход за парками и отдельными объектами, а также маркирование охранных зон. О ходе работ на некоторых объектах специалисты отдела делятсяи на страницах нашего блога о природе в разделе ОХРАНЫ ПРИРОДЫ.


31. марта, 2021

Что все-таки происходит с ценными местообитаниями и другими природными ценностями?

Кажется, что никогда ранее столько не писалось о природных ценностях в контексте защиты, исчезновения и разрушения, сколько было написано за последние годы. В зависимости от точки зрения, стакан либо наполовину полон, либо наполовину пуст, но все же запоминаются статьи об уничтожении природного богатства, связанного с лесом, будь то дикие птицы, старые леса, охраняемые виды или ценные местообитания.

Текст: Кристьян Тыниссон, член правления RMK

У меня неизбежно возникает чувство дежавю, потому что снова кризис и снова лесные виды находятся на грани исчезновения. В начале и середине прошлого десятилетия самым серьезным кризисом, связанным с лесами, было вымирание обитающих и произрастающих в старых лесах видов из-за того, что в Эстонии не хватало взятых под охрану старых лесов, богатых на типы мест произрастания. Теперь, когда охрана этих территорий уже обеспечена, мы находимся в ситуации, когда выясняется, что видовое разнообразие, флора и фауна, в этих лесах вымирает по причине, что не смогли найти и взять под охрану все ценные местообитания в лесах. Давайте рассмотрим положение дел с состоянием ценных местообитаний и других природных ценностей.

Ценное местообитание

По определению, ценное местообитание – это территория с высокой вероятностью нахождения там узкоприспособленных, находящихся под угрозой, уязвимых или редких видов (Закон о лесе RT I, 30.12.2020, 8). Ценные местообитания называют также исконными специальными заповедными территориями, где живут редкие и находящиеся под угрозой виды (Eesti Päevaleht, 25.03.2021), или лесными территориями с маленьким антропогенным воздействием, где в данное время с большой вероятностью и неслучайно находятся уязвимые, редкие, находящиеся под угрозой или нуждающиеся во внимании виды со специфическими местами произрастания (Eesti Loodus, 2010).

В случае ценного местообитания с самого начала считались важными два аспекта:

1) это ценная территория, где, вероятно, встречаются редкие виды, то есть присутствие этих видов не требует фактического доказательства, но должны быть предпосылки (в частности, структура, отсутствие антропогенного воздействия и возраст деревьев), чтобы редкие виды могли там жить;

2) это добровольная мера по защите биоразнообразия в лесу, где ведется хозяйство. Ценное местообитание – это мягкая природоохранная мера, решение о применении которой в частном лесу, например, может принимать сознательный лесовладелец.

Охрана ценных местообитаний в государственном лесу регулируется постановлением министра окружающей среды.

Концепция ценных местообитаний пришла в Эстонию из Швеции, и ценные местообитания были инвентаризированы в Эстонии как в рамках Эстонской сети охраняемых лесных территорий (EMKAV), так и в рамках проекта инвентаризации ценных местообитаний в 1999-2002 гг. Например, площадь предварительного отбора для проекта EMKAV составила 140 100 га и включала как типологически репрезентативные старые леса, так и возобновляемые леса высокой природной ценности, в том числе ценные местообитания и потенциально ценные местообитания. В результате проекта EMKAV было предложено создать 136 новых охраняемых лесных территорий, из которых к 2009 году правовая защита была обеспечена на 97 территориях (Korjus et al, 2012).

Первая инвентаризация ценных местообитаний

Параллельно с этим в рамках совместного эстонско-шведского проекта, который также продлился с 1999 по 2002, была проведена наземная инвентаризация ценных местообитаний (эст. - vääriseluspaik, VEP). В центре внимания инвентаризации VEP было 2 110 734 га леса, включая все лесные территории за пределами строго охраняемых лесов и территории, инвентаризованные в рамках проекта EMKAV. Инвентаризация была проведена 64 прошедшими обучение специалистами. Они выявили 7 080 ценных местообитаний общей площадью 17 949 га (Eesti Loodus, 2003).

Казалось бы, раз были проведены такие масштабные инвентаризации, то было сделано все возможное для защиты биоразнообразия лесов. Однако, по своему опыту, шведские партнеры, участвующие в проекте ценных местообитаний, указали на то, что по разным причинам не все ценные среды обитания можно найти в лесу по итогам единоразовой инвентаризации и что 50% не будут обнаружены. Составители методологии VEP подсчитали, что доля ценных местообитаний от территории, покрытой лесами, должна составлять порядка 2%, а в ходе первоначальной инвентаризации было определено 0,94%. Именно по этой причине по завершении масштабных инвентаризаций государство предусмотрело организацию работ, так что выбор ценных местообитаний организует Министерство окружающей среды через подведомственные ему учреждения с привлечением уже подготовленных специалистов. Государство не планировало, что RMK или лесовладельцы будут искать в своих лесах ценные местообитания или другие природные ценности.

Задача RMK

Согласно Закону о лесе основной задачей RMK является управление государственным лесом и охрана природных ценностей, а также другая деятельность. Инвентаризация природных ценностей и внесение предложений о взятии под охрану не входят в задачи RMK и согласно законодательству никогда не входили. Тем не менее, RMK внес значительный вклад в охрану природы и сделал гораздо больше, чем предписано законами и постановлениями.

Ниже приведены некоторые примеры того, что RMK сделал для защиты природы.

Белка–летяга

В 2013 году были проанализированы места обитания белки-летяги и разработаны правила для разграничения и сохранения путей сообщения между местами обитания в государственном лесу и появления новых мест обитания на этих путях. Я подчеркиваю, что это было сделано в то время, когда защита траектории полета в основном ограничивалась перемещением вокруг дерева-гнезда, и не уделялось существенного внимания связям между частями ландшафта и потенциальному распределению траектории полета. В 2013 году RMK взял под строгую охрану места остановки белок-летяг в коридорах распространения, которые были запланированы в хозяйственных лесах RMK. Этот процесс оказался настолько эффективным, что на сегодняшний день почти половина мест остановки, созданных для белок-летяг на их путях передвижения в 2013 году, была заселена представителями этого вида и стала их местами обитания. Кроме того, сам RMK активно участвует в мониторинге белок-летяг и в ходе мониторинга обнаружил несколько новых мест их обитания. Примечательно, что для обеспечения передвижения белок-летяг нет необходимости брать лесные коридоры под защиту на законодательном уровне, а наличие удобных путей передвижения можно обеспечить, установив соответствующий порядок работы, что RMK и сделал. Таким образом, сохранение миграционных коридоров, не исключает ведения лесного хозяйства, поскольку коридор можно динамично перемещать на местности, обеспечивая при этом возможность передвижения для белок-летяг. Это, безусловно, аспект, который следует учитывать при создании новых мест обитания.

Глухарь

В 2013–2016 годах проводился финансируемый RMK научный проект «Комплексное исследование факторов, определяющих качество среды обитания глухарей», цель которого заключалась в выяснении того, как глухари ведут себя в местах обитания и какие факторы ограничивают их в сравнении естественных и лесохозяйственных ландшафтов. Параллельно с научным проектом RMK начал участвовать в государственном мониторинге диких животных, проводимом Агентством окружающей среды, который включал как ранее известные токовища, так и возможные новые места, предсказанные в соответствии с моделью расселения птиц. В 2016–2020 годах 95 сотрудников RMK провели мониторинг токовищ на 181 территории. RMK продолжает участие в мониторинге токовищ и для защиты глухарей установил запрет на сплошные рубки в местах токовищ за пределами заповедников и в постоянных местах обитания (5200 га) и отказался в этих местах от реконструкции осушительных канав, за исключением дорожных канав и водоотводов.

Типы лесных мест обитания Natura

В 2017 году RMK принял решение о том, что все типы лесных местообитаний Natura, расположенные на охраняемых или заповедных территориях, независимо от режима охраны, находятся под строгой охраной RMK и там не ведется хозяйственная деятельность. А именно, для каждого заповедника законодатель определил, какая природная ценность становится целевой при взятии под охрану, и, например, на заповедных и охраняемых территориях в зонах с ограниченным режимом природопользования могут быть такие типы лесных местообитаний, охрана которых не считается приоритетной на этой территории и согласно охранным предписаниям может быть дозволенной рубка леса. Однако уже с 2017 года RMK сам запретил вырубку леса во всех типах местообитаний Natura, зарегистрированных на заповедных или охраняемых территориях. Всего в лесном фонде RMK 36 000 га таких лесов.

Дополнительные охраняемые территории раменей, сураменей и пойменных лесов
В 2017 году совместно с Департаментом окружающей среды, Тартуским университетом и экологическими организациями RMK провел процесс формирования дополнительных лесозащитных территорий, в результате чего в сентябре 2017 года министру окружающей среды было сделано предложение взять под охрану из лесов RMK дополнительные 26 000 га раменей, сураменей и пойменных лесов, а также ужесточить порядок охраны в имеющихся зонах с ограниченным режимом природопользования на 13 000 га заповедных и охраняемых территорий. В результате на сегодняшний день сформировано 58 новых лесозащитных территорий и, по сути, созданы предпосылки для долгосрочного сохранения видов, считающих старые леса своим домом.

Если на одну чашу весов поместить репрезентативную сеть лесоохранных территорий, охватывающую все типы лесов, и на другую чашу весов – инвентаризованные ценные местообитания в хозяйственных лесах, то в экологическом плане несомненно более важную роль для сохранения специализирующегося на старом лесе биоразнообразия будут играть охраняемые территории. Ценные местообитания представляют собой ценные фрагменты леса в управляемом лесном ландшафте, которые служат временным убежищем для охраняемых видов, пока окружающие леса по мере их старения не предоставят достаточные возможности для расселения. Из-за своего размера и местоположения ценные местообитания обычно не могут обеспечить долгосрочную и устойчивую среду обитания для охраняемых видов. Исключением могут быть ценные местообитания, которые действительно большие и расположены в заповедниках или в непосредственной близости от них, что позволяет видам выживать и распространяться.

5700 га уничтоженных ценных местообитаний?

RMK обвиняют в вырубке 5700 га потенциально ценных местообитаний, особенно в 2018-2019 годах. Напомним, что в 2017–2018 годах RMK провел инвентаризацию наиболее ценных потенциальных участков VEP и за этот период внес в реестр 3 576 га новых ценных местообитаний. В 2019 году был дополнительный предварительный отбор территорий VEP, в результате чего для отбора осталось 55 000 га участков, на которых вероятность существования ценных местообитаний была намного ниже, чем на участках, инвентаризованных в 2017–2018, но все-таки была. Предварительный отбор 55 000 гектаров был подготовлен в апреле 2019 года, и, как RMK объяснил уже тогда заинтересованным сторонам и аудиторам FSC, на время составления предварительного отбора в RMK не прекращалось ведение лесного хозяйства.

RMK планирует работы по вырубке как минимум на год вперед, и, по сути, деревья, растущие в лесу, уже проданы до того, как харвестер попадает в лес. Когда в апреле был завершен слой карты с 55 000 гектарами возможных ценных местообитаний, он был нанесен на карту лесов, и было решено, что со второй половины 2019 года можно обеспечить инвентаризацию участков предварительного отбора ценных местообитаний до начала лесорубочных работ. К апрелю лесосеки первого полугодия 2019 уже были вырублены, поскольку с 15 апреля по 15 июня в лесах RMK делается перерыв в рубке леса. Провести инвентаризацию этих участков перед рубкой было физически невозможно, поскольку рубки уже были завершены. Инвентаризация ценных местообитаний, начатая во втором полугодии 2019, была продолжена, и в 2019–2020 годах RMK внес в реестр еще 3242 га ценных местообитаний. В ближайшие два года RMK проведет инвентаризацию всех территорий предварительного отбора ценных местообитаний.

Так как RMK не получил перечень выделов с ценными местообитаниями площадью 5700 га, в вырубке которых упрекали RMK, то не представилось возможным проверить, с чем мы имели дело в том случае. Интересна и история происхождения этой цифры. Это теоретическая конструкция, в которой к данным оценки лесов 2010 года были добавлены 10 лет, а затем на основе критериев предварительной выборки было оценено наличие ценных местообитаний в лесах, расчетный возраст которых был на 10 лет старше. Основным критерием предварительной выборки ценных местообитаний является возраст, который для определенных древесных пород довольно близок к возрасту зрелости в значении Закона о лесе, поэтому предварительная выборка ценных местообитаний неизбежно перекрывается с лесами, подлежащими вырубке. За основу для расчетов были взяты результаты предварительного отбора ценных местообитаний, полученные в рамках проекта Эстонского общества естествоиспытателей (LUS), которые, как утверждается, составили 36%, и были добавлены еще 26% ценных местообитаний, обнаруженных вне территории предварительного отбора. В результате получили 5700 га уничтоженных ценных местообитаний. По опыту RMK, в большой предварительной выборке доля ценных местообитаний составляет не 36%, а остается на уровне порядка 12%.

Площадь лесных угодий, находящихся в ведении RMK, составляет 640 000 га. Принимая во внимание оценку экспертов, подготовивших методологию VEP, что доля ценных местообитаний в хозяйственных лесах составляет 2%, то делаем вывод, что в государственном лесу должно быть 12 800 га ценных местообитаний. На сегодняшний день в государственных лесах инвентаризовано и занесено в реестр 26 143 га ценных местообитаний, что превышает упомянутый порог в 2% даже с учетом всей площади лесных угодий RMK, которая составляет 1 041 000 га. Мы можем быть уверены, что в ходе проводимой сейчас инвентаризации ценных местообитаний эта цифра увеличится.
Итак, как вы оцениваете деятельность RMK по охране природы леса? Сделано слишком мало, слишком поздно и откладывалось до последнего возможного момента, чтобы потуже набить карман? Инвентаризация ценных местообитаний провалилась, несмотря на то, что доля зарегистрированных ценных местообитаний составляет 2,5% от общей площади лесов? Неужели это действительно был заговор с целью уничтожить природные ценности до того, как они будут внесены в реестр, как пишет Päevaleht в передовой статье Riik ei tohi kirvemehi eelistada (рус. – «Государство не должно отдавать предпочтение дровосекам») в номере от 25 марта 2021?

Я утверждаю и подтверждаю, что RMK сделал все и даже больше, чем государство ожидало от него в области охраны природы. Не допустил ли RMK при этом ошибок? Конечно, потому, что в RMK работают вполне обычные жители Эстонии. Задумайтесь на минутку, всегда ли сам читатель безошибочен, или он знает кого-то, кто никогда не ошибается? Можно ли делать работу еще лучше? Всегда можно делать лучше, и работа над этим ведется.

Если общество или заинтересованные группы ожидают от RMK большего, чем это предусмотрено действующими правилами управления лесами и охраны природы, RMK может удовлетворить эти пожелания в той мере, в которой это не повлияет на выполнение обязательств RMK перед государством и клиентами. Сегодня мы достигли ситуации, когда земельная реформа в Эстонии практически завершилась, и количество новых охраняемых территорий, созданных для защиты природных ценностей, фактически начало сокращать площадь лесов, находящихся в ведении RMK, что до сих пор компенсировалось лесами, добавляемыми к RMK в результате земельной реформы.
Если RMK должен одновременно обеспечивать сохранение лесной флоры и фауны, а также инвентаризацию и охрану природных ценностей, ухаживать за лесами и лесными дорогами, поставлять стабильные объемы высококачественной древесины, выплачивать дивиденды, предлагать сотрудникам и партнерам работу и создавать возможности для разнообразного отдыха на природе, поддерживая в порядке и обновляя инфраструктуру, то, наконец, наступит момент, когда обеспечивать это станет сложно или вовсе невозможно.

На этом фоне необходимо осознавать, что в то время, когда ценные местообитания якобы попали под топор в государственном лесу, продолжалась активная и содержательная работа по охране природы. В 2010–2020 годах общая площадь и доля строго охраняемых лесов в государственных лесах неуклонно увеличивалась, и в среднем за каждый указанный на графике год добавлялось по 12 800 га строго охраняемых лесов.

Строго охраняемые леса


Эта площадь превышает годовой объем лесовосстановительных рубок RMK. Другими словами, на каждый гектар, вырубленный в этот период, в государственном лесу была взята под строгую охрану большая площадь, чем RMK вырубал, и за каждый вырубленный гектар был компенсирован взятием под строгую охрану не менее 1,25 га леса высокой природной ценности. Но вырубленные лесосеки государственного леса будут обновлены, там посадят молодой лес, который, в зависимости от породы и места произрастания, обеспечит беспрерывную среду обитания в течение следующих 60-100 лет.

Правительство посчитало необходимым внести в коалиционный договор проведение до конца инвентаризации ценных местообитаний. RMK выполнит это в государственном лесу. Смею предположить, что уже после завершения инвентаризации ценных местообитаний мы сможем прочитать какой-то рапорт о том, как в хозяйственных лесах RMK проводятся лесозаготовительные работы в местах обнаружения находящихся под охраной видов и эти места следует в срочном порядке взять под строгую охрану. И если возникнет следующий такой самый большой кризис, угрожающий вымиранием лесной флоры и фауны, тогда лесникам RMK действительно нужно будет задуматься о смене профессии, потому что в лесу просто не останется места для хозяйственной деятельности. Я слышал, что в Эстонии созданы хорошие возможности для переподготовки взрослых, и, например, специальность гида по природным местам кажется весьма перспективной на фоне нынешних событий.

Поживем – увидим!

Добавить комментарий

Email again: