ЛЕСНЫМИ ТРОПАМИ

Это блог о природе.  Мы надеемся, что он поможет вам лучше ориентироваться в ней  и, возможно, так увлечет вас, что вам и самим захочется  чаще бывать на природе, в лесу! Здесь вы найдете свежие новости о происходящем  в лесах Эстонии, о представителях флоры и фауны. Также мы будем рассказывать о тех представителях животного мира, которых удалось зафиксировать в реальном времени видеокамере RMK, установленной на острове Сааремаа и в других местах. В поле зрения камеры, которая была установлена с целью наблюдения за благородными оленями, могут попадать и барсуки.  Если и вы желаете увидеть обитателей леса в реальном времени,  то даем подсказку: лучшее время для этого – раннее утро или поздний вечер, в это время лесные животные наиболее активны. Через фото- и видеорепортажи мы будем знакомить вас с природными тропами, отдельными объектами и прочими любопытными явлениями – будь то растения, животные или  человек. Зная повышенный интерес эстоноземельцев к «тихой охоте», мы привлеки к сотрудничеству и миколога.

Определенно, советы знатока грибов  будут полезны как для начинающих, так и грибников со стажем. «Когда стоит отправляться в лес за грибами? Где можно встретить самые необычные грибы, произрастающие в Эстонии? Что стоит учитывать при поиске грибов и как выйти из леса с полным лукошком?» - вот  далеко не полный перечень  вопросов, на которые мы постараемся ответить в нашем блоге.И, как заметил когда-то немецкий писатель и поэт  Иоганн Зейме:  «Из общения с природой вы вынесете столько света, сколько вы захотите, и столько мужества и силы, сколько вам нужно». Мы с писателем согласны на все сто, а вы?

Блог ведут

Тийт Хунт, биолог, фотограф природы

«Родился я в мае 1961 года в Лаасхооне, на берегу реки Педъя. В 1985 году закончил магистратуру Тартуского государственного университета. Биолог.

После университета до 1990 года работал в Лахемааском национальном парке, затем шесть лет был редактором в журнале “Horisont”(«Горизонт») в разделе биологии и медицины, в период 1996-2013 – заведующим отделом зоологии Эстонского музея природы.

Любовь к природе и  ее фотографированию уже с ранних лет привил мне отец, который был лесничим.

С 1997 года руковожу ежегодным  проектом природной фотографии «Бескровная охота».

За эти годы я выпустил и несколько книжек:

“Eestimaa. Looduse teejuht”(«Эстония. Путеводитель по природе»), “Kunst” 2005.
“Väike kalaraamat: Eesti 40 tuntud ja vähem tuntud kala” («Малый рыбный справочник: 40 известных и малоизвестных рыб Эстонии»), Maalehe raamat 2007.
“Eesti kalad” («Рыбы Эстонии»), “Varrak” 2012.»

Олег Цымбаревич, природовед и фотограф-любитель

"Часто так бывает, что человек живёт вполне успешно и тем не менее всё равно постоянно думает-гадает — в чем же его основное предназначение, и когда наконец узнаёт (если узнаёт!), то очень удивляется тому, что ответ был очевиден с самого начала.
Мой пример как раз из этой серии.
Я в 1979 г. окончил ТПИ, по специальности экономист. Много лет работал в Минфине, затем, начиная с 90 годов, занимался аудиторской деятельностью.
Родился я в Сибири в поселке, окружённом красивейшей тайгой - оттуда из детства и началась любовь к лесу и природе вообще. Всегда при первой возможности после работы убегал в лес, пока не убежал окончательно, к счастью, осознав своё главное предназначение.

С юности увлекался фотографией. А в последние годы походы в лес, фотография природы и заметки на природные темы в блогах и журналах из хобби превратились в образ жизни. В лесу меня привлекает абсолютно всё, но особый интерес вызывают походы за грибами и наблюдения за птицами.
На основе накопленного фотоматериала выпустил три книги: о грибах и лишайниках, о болотах Эстонии и о птицах в городе. Веду блог-журнал «Записки натуралиста» в интернете. В последние два года активно участвую в образовательных программах RMK в качестве гида-природоведа на лесных учебных тропах". 

Анатолий Тарасов, миколог
«Для начала вкратце представлюсь: я родился, вырос и до сих пор, к большой своей радости, живу в Эстонии, в  необыкновенно красивой и разнообразной в природном отношении её части -  Ида-Вирумаа.  С севера - побережье с величественным глинтом «у седой равнины моря», на юге  жемчужина –  Чудское озеро, на востоке красавица Нарова с бурными водами, в центре сеть восхитительно красивых Куртнаских озёр спрятавшихся среди сосновых боров. По грибы хожу уже свыше пятидесяти лет, как говорится, «с младых ногтей». Был во многих уголках Эстонии, но, должен сказать, и пусть не обижаются на меня жители других  мест: Ида-Вирумаа - вне конкуренции.  Это грибное королевство Эстонии!

По образованию горный инженер. Окончил Таллиннский политехнический институт. Занимался хоккеем, стендовой стрельбой, музыкой и ещё много чем. Член Санкт-Петербургского микологического общества. Кажется, и на сегодня единственный его представитель из Эстонии. Вместе со своей  коллегой Ухановой Ириной Александровной из Ставрополя вот уже четвёртый год выпускаем первый российский журнал о грибах и для грибников «Грибник России». На страничке, своей задачей ставлю информировать как начинающих, так и опытных грибников, по мере возможности, о текущей грибной обстановке в лесах, знакомить с грибами по мере их появления, как широко известными, так и редкими, и ядовитыми. Расскажу об их свойствах, особенностях,  методах кулинарной обработки и многом другом.

Удачи всем грибникам в наступающем сезоне и…  следите за новыми «поступлениями» на нашем блоге!

ОХРАНА ПРИРОДЫ

Одной из сфер деятельности RMK является и охрана природы, целью которой является сохранение естественного многообразия государственных земель. Для этого надо вести необходимую работу по защите природы и следовать важнейшим принципам поддержания многообразия и в хозяйственных лесах.
Специалисты отдела охраны природы оргагнизовывают восстановление биотопов находящихся в опасности или плохом состоянии видов, уход за биоценозом и его восстановление, уход за парками и отдельными объектами, а также маркирование охранных зон. О ходе работ на некоторых объектах специалисты отдела делятсяи на страницах нашего блога о природе в разделе ОХРАНЫ ПРИРОДЫ.


14. декабря, 2020

Крестьяне крали лес – его считали общей собственностью

В обыденном сознании кража леса вообще не считалась воровством, поскольку его воспринимали как общее достояние, которым мог свободно распоряжаться каждый член общины. А ограничения в лесопользовании стали противоречить прежнему правовому обычаю, поэтому хищение леса превратилось как бы в борьбу за свои порушенные права.  


Перевод с эстонского языка.
Оригинал статьи был опубликован в журнале "Metsamees".

Текст:
Кристийна Ханга
Иллюстрации: Хиллар Метс


Когда в XIX веке крестьянам запретили свободно пользоваться лесом, начались хищения леса, особенно на лесоразработках.


Крестьяне долгое время вполне свободно пользовались лесом. Более того, для хуторян продажа лесоматериалов и лесных продуктов зачастую был единственным источником дохода. Лес возили в город в виде дров и лесоматериалов. Жившие подальше пережигали уголь из древесины, выгоняли деготь, собирали смолу, и драли кору для дубления. То есть лес не жалели. Поскольку ценность мызы определяли по площади пахотных земель, то их хозяева были заинтересованы в увеличении их площади нередко за счет корчевания леса.

В 1836 году указом Сената крестьянам запретили торговать лесом без соответствующего дозволения мызника. Ввели систему высоких штрафов, а доносчикам назначали немалую плату. В 1860 году были приняты еще более строгие меры, чтобы прекратить продажу леса крестьянами: усилили лесную охрану и контроль за шоссейными дорогами. На въезде в Таллинн появился полицейский пост, на котором занимались проверкой и конфискацией грузов с лесным материалом. Отбирали все: бревна, дрова, уголь, метлы, веники, оплетку для емкостей, еловые ветки, словом все, что было получено в лесу, забирали. Поэтому крестьяне стали воровать лес, и в течение XIX века явление это приобретало все больший размах.

Время спокойствия – ворам подарок

Вот что рассказывает Отт Каллас (1865 года рождения) из Хяэдемеэсте: «Чтобы лес украсть, было два манера: одни крали тайком, а другие подмазывали лесника. Те, кто воровали тихомолком, поджидали, когда наступит удачное время, например сильные морозы иkb метели. Чем сильнее метель, тем им способнее, поздно ввечеру, когда уже все замерло. Запрягали лошадь в сани, ехали в лес, валили дерево, разделывали на бревна или чурбаки, их в сани и сами в город. А под утро были уже в Уулу – и попробуй поймай! А для себя привозили за так. Ветки прятали под снегом, макушки тоже брали. А другой раз так определялись: один топал к леснику, с делом каким или потолковать, пока другие шуровали в лесу. И вырубали деревья на отшибе. Кто выручал деньгу побольше, тот, само собой, платил леснику».

Каллас утверждает, что лесники имели гешефт с крестьянами. «Кто платил, тому деляночку получше и вывози побольше. Дельцы эти, они лесника улещивали, и могли одну межу взять, а девять-десять доставляли к морю. Господа лесники в не разработанном лесу не появлялись. У лесников была свадебка – пир на весь мир. Водки понапривезли и всякого разного для удовольствия. И все работы для лесников справляли: и пахали, и сеяли, и убирали все до последнего».

Люди из Хяэдемеэсте также рассказывали, что для дела выбирали время больших праздников, когда люди сидят себе по домам. „В сочельник и по вечерам перед новым годом эти «герои» выходили на дело. Лес воровали обычно подальше от своего дома. Вот, к примеру, люди Треймана из Орайыэ отправлялись под Кыргекалда в Уулу за ясенем в лес Уулуской мызы как раз в сочельник. Из дома вышли загодя, чтобы к вечеру попасть в ясенник. Пока шла служба в церкви загрузили сани, а когда люди разошлись со службы и на дороге стало тихо, отправились в обратный путь. Лошадей было много, сани не перегружали, так что ехали споро. А вся дорога-то 50 километров».

Крестьяне крали лес, потому что его привыкли считать общим достоянием. Воровать лес вообще не считалось зазорным, его ведь воспринимали так, будто он принадлежал всем, и каждый член общины мог им распоряжаться по своему усмотрению. А ограничения в лесопользовании стали противоречить прежнему правовому обычаю, поэтому хищение леса превратилось как бы в борьбу за свои нарушенные права.  

Крупнейшие хищения – в Авинурме

Особенный размах хищение леса получило вокруг центров лесопереработки, где была высокая потребность в древесине и ее по старому обычаю привыкли брать задарма. И тут самыми знаменитыми стали предприниматели из Авинурме, которые держали там самое крупное деревоперерабатывающее предприятие в Эстонии. А вообще хищение леса в Авинурме было явлением не частым.

О краже леса в Авинурме в 1922 году написали в Eesti Mets: «И хотя воровство здесь не поощряется, но поступать с лесом именно таким образом не считают зазорным. Обычно днем присматривают дерево, его помечают, а ночью при свете фонаря срубают, пилят на чурбаки, а дальше или домой или прячут в чаще. Там добыча хранится довольно долго: мужики постоянно следят за деятельностью лесника: знает ли он, что дерево пропало или отказался от поисков. В итоге украденное привозят домой, быстренько нарезают из него доски и раскладывают сушиться под крышей риги, как следует протапливая печку. Бывали случаи, когда в результате такой просушки, которую устраивали для того, чтобы лесник нипочем не узнал украденную древесину, сгорали избы. Бывало и такое, что чурбаки прятали, закапывая их в поле.

В наказание – розги

 
ТИХОМОЛКОМ: Для кражи выбирали время больших праздников, когда люди спокойно сидели по домам.

И хотя находились лесники, которые шли на сделки с крестьянами, это не было распространенным явлением. Воров выслеживали, и те, кто попадался, получали по первое число. Вот что рассказывала Хильда Паюсте из деревни Кабли: «Мужик воровал в лесу ясени и складывал в кучу, дескать на другой день вечером приедет и заберет. Лесник нашел эти деревья и стал поджидать, мол, кто за ними явится. Вор прибыл с лошадью, собирался увезти эти ясени. Лесник к нему подошел и говорит, что увозить нельзя. А мужик бросился на лесника с топором. Лесник стал защищаться и выстрелили в руку. Мужика отвезли в больницу и там пришлом ему руку-то и оттяпать».

В первой половине XIX века за хищение леса обычно наказывали розгами, которые во второй половине века заменили денежным штрафом. Вот что вспоминала Лийза Матизен из деревни Ульви из-под Авинурме: «Одним воскресным вечером мужики сговорились на хуторе Юхандра, мол, поедем в Вытиквере лес воровать. Ночью запрягли лошадок в сани, семь или восемь лошадей и мужиков столько же. В метель миновали баню лесника, напилили в лесу бревен и загрузили в сани. А лесник, видать, заметил и донес лесному начальнику. Он и настиг их. Мужиков забрали, а дело передали в Тартуский суд. Потом их вызвали в Тарту и каждый получил по 60 ударов розгами».

За кражу – в тюрьму

В волостном суде в Авинурме дела о краже леса с 1840 года были самыми распространенными. Крестьяне воровали лес, потому что привыкли считать его общим достоянием. По началу за одну украденную ель назначали штраф в 33-66 копеек и 15 ударов розгами. Но вскоре физическое наказание увеличили до 30 ударов. А во второй половине века перешли исключительно на денежные штрафы. Так, "Postimees" сообщает в 1896 году, что в суде ежегодно в среднем рассматривается 300 дел авинурмесцев о краже леса. Не было хищений только в собственной округе, набеги устраивали на леса подальше от дома.

В 1865 году Тартуский земский суд рассматривал крупное дело о хищении. Лайузеский лесник обратил внимание, что мужики из Авинурме время от времени целыми обозами вывозят ворованный лес из Веневере. В ночь на 8 марта 1865 года устроили облаву и наткнулись на целый обоз:18 мужиков и 8 саней (на каждых санях по одному бревну), во главе которого шли 5 здоровяков с дубинами, за ними шли 3 саней с бревнами, дальше еще три человека, потом трое груженых саней с возницами и последними шли двое груженых саней с четырьмя мужиками. Случилось настоящее сражение, в итоге которого воры бежали, бросив свою добычу. Личность семи грабителей удалось установить и они получили по 16 месяцев тюрьмы, а кроме того им пришлось оплатить штраф – 65 рублей и 30 копеек.

В первые годы независимости Эстонии в стране взлетели цены на лес, а с ними увеличился и объем лесных хищений. В 1930/31 годах в Авинурмеском лесничестве составили 668 протоколов о самовольной рубке леса, и в Тормаском лесничестве – 330 протоколов. На этом уровне хищения леса оставались до середины 1930-х годов. Но к концу десятилетия их число значительно сократилось и прежде всего из-за увеличившихся норм наказания.

Использованная литература:
  • Ants Viires „Puud ja inimesed”, Tartu 2000
  • Oskar Daniel „Mets ja metsandus Eestis”, Tartu 2001
  • www.folklore.ee „Metsavarguste tehnikast ja kombestikust”

Добавить комментарий

Email again: