ЛЕСНЫМИ ТРОПАМИ

Это блог о природе.  Мы надеемся, что он поможет вам лучше ориентироваться в ней  и, возможно, так увлечет вас, что вам и самим захочется  чаще бывать на природе, в лесу! Здесь вы найдете свежие новости о происходящем  в лесах Эстонии, о представителях флоры и фауны. Также мы будем рассказывать о тех представителях животного мира, которых удалось зафиксировать в реальном времени видеокамере RMK, установленной на острове Сааремаа и в других местах. В поле зрения камеры, которая была установлена с целью наблюдения за благородными оленями, могут попадать и барсуки.  Если и вы желаете увидеть обитателей леса в реальном времени,  то даем подсказку: лучшее время для этого – раннее утро или поздний вечер, в это время лесные животные наиболее активны. Через фото- и видеорепортажи мы будем знакомить вас с природными тропами, отдельными объектами и прочими любопытными явлениями – будь то растения, животные или  человек. Зная повышенный интерес эстоноземельцев к «тихой охоте», мы привлеки к сотрудничеству и миколога.

Определенно, советы знатока грибов  будут полезны как для начинающих, так и грибников со стажем. «Когда стоит отправляться в лес за грибами? Где можно встретить самые необычные грибы, произрастающие в Эстонии? Что стоит учитывать при поиске грибов и как выйти из леса с полным лукошком?» - вот  далеко не полный перечень  вопросов, на которые мы постараемся ответить в нашем блоге.И, как заметил когда-то немецкий писатель и поэт  Иоганн Зейме:  «Из общения с природой вы вынесете столько света, сколько вы захотите, и столько мужества и силы, сколько вам нужно». Мы с писателем согласны на все сто, а вы?

Блог ведут

Тийт Хунт, биолог, фотограф природы

«Родился я в мае 1961 года в Лаасхооне, на берегу реки Педъя. В 1985 году закончил магистратуру Тартуского государственного университета. Биолог.

После университета до 1990 года работал в Лахемааском национальном парке, затем шесть лет был редактором в журнале “Horisont”(«Горизонт») в разделе биологии и медицины, в период 1996-2013 – заведующим отделом зоологии Эстонского музея природы.

Любовь к природе и  ее фотографированию уже с ранних лет привил мне отец, который был лесничим.

С 1997 года руковожу ежегодным  проектом природной фотографии «Бескровная охота».

За эти годы я выпустил и несколько книжек:

“Eestimaa. Looduse teejuht”(«Эстония. Путеводитель по природе»), “Kunst” 2005.
“Väike kalaraamat: Eesti 40 tuntud ja vähem tuntud kala” («Малый рыбный справочник: 40 известных и малоизвестных рыб Эстонии»), Maalehe raamat 2007.
“Eesti kalad” («Рыбы Эстонии»), “Varrak” 2012.»

Олег Цымбаревич, природовед и фотограф-любитель

"Часто так бывает, что человек живёт вполне успешно и тем не менее всё равно постоянно думает-гадает — в чем же его основное предназначение, и когда наконец узнаёт (если узнаёт!), то очень удивляется тому, что ответ был очевиден с самого начала.
Мой пример как раз из этой серии.
Я в 1979 г. окончил ТПИ, по специальности экономист. Много лет работал в Минфине, затем, начиная с 90 годов, занимался аудиторской деятельностью.
Родился я в Сибири в поселке, окружённом красивейшей тайгой - оттуда из детства и началась любовь к лесу и природе вообще. Всегда при первой возможности после работы убегал в лес, пока не убежал окончательно, к счастью, осознав своё главное предназначение.

С юности увлекался фотографией. А в последние годы походы в лес, фотография природы и заметки на природные темы в блогах и журналах из хобби превратились в образ жизни. В лесу меня привлекает абсолютно всё, но особый интерес вызывают походы за грибами и наблюдения за птицами.
На основе накопленного фотоматериала выпустил три книги: о грибах и лишайниках, о болотах Эстонии и о птицах в городе. Веду блог-журнал «Записки натуралиста» в интернете. В последние два года активно участвую в образовательных программах RMK в качестве гида-природоведа на лесных учебных тропах". 

Анатолий Тарасов, миколог
«Для начала вкратце представлюсь: я родился, вырос и до сих пор, к большой своей радости, живу в Эстонии, в  необыкновенно красивой и разнообразной в природном отношении её части -  Ида-Вирумаа.  С севера - побережье с величественным глинтом «у седой равнины моря», на юге  жемчужина –  Чудское озеро, на востоке красавица Нарова с бурными водами, в центре сеть восхитительно красивых Куртнаских озёр спрятавшихся среди сосновых боров. По грибы хожу уже свыше пятидесяти лет, как говорится, «с младых ногтей». Был во многих уголках Эстонии, но, должен сказать, и пусть не обижаются на меня жители других  мест: Ида-Вирумаа - вне конкуренции.  Это грибное королевство Эстонии!

По образованию горный инженер. Окончил Таллиннский политехнический институт. Занимался хоккеем, стендовой стрельбой, музыкой и ещё много чем. Член Санкт-Петербургского микологического общества. Кажется, и на сегодня единственный его представитель из Эстонии. Вместе со своей  коллегой Ухановой Ириной Александровной из Ставрополя вот уже четвёртый год выпускаем первый российский журнал о грибах и для грибников «Грибник России». На страничке, своей задачей ставлю информировать как начинающих, так и опытных грибников, по мере возможности, о текущей грибной обстановке в лесах, знакомить с грибами по мере их появления, как широко известными, так и редкими, и ядовитыми. Расскажу об их свойствах, особенностях,  методах кулинарной обработки и многом другом.

Удачи всем грибникам в наступающем сезоне и…  следите за новыми «поступлениями» на нашем блоге!

ОХРАНА ПРИРОДЫ

Одной из сфер деятельности RMK является и охрана природы, целью которой является сохранение естественного многообразия государственных земель. Для этого надо вести необходимую работу по защите природы и следовать важнейшим принципам поддержания многообразия и в хозяйственных лесах.
Специалисты отдела охраны природы оргагнизовывают восстановление биотопов находящихся в опасности или плохом состоянии видов, уход за биоценозом и его восстановление, уход за парками и отдельными объектами, а также маркирование охранных зон. О ходе работ на некоторых объектах специалисты отдела делятсяи на страницах нашего блога о природе в разделе ОХРАНЫ ПРИРОДЫ.


11. августа, 2020

Пни на лесосеках – благоприятные места обитания или питания для многих живых организмов

По рекомендуемым стандартам лесохозяйственной деятельности, с эстетической и хозяйственной целью дерево спиливается как можно ближе к земле. А если кое-где пни повыше, должен ли собственник леса спиливать их или выкорчевывать, когда они прогнили? Нет! Почему? На этот вопрос с точки зрения биоты и экосистемы пней отвечают ученые рабочей группы Тартуского университета по сохранению биоразнообразия Пирет Лыхмус, Анн Краут, Лийна Ремм, Рауль Розенвальд и Кадри Руннель.

Перевод с эстонского языка.

Оригинал статьи был опубликован в учебном журнале
SINU METS, №58 за апрель 2020
 

На переднем плане – довольно высокий березовый пень на пятилетней лесосеке. Жизнь на нем еще не кипит. В древесине виднеются длинные муравьиные ходы и труха, на горизонтальной поверхности расположилось гниющее плодовое тело трутовика березового. С краю пень порос мхами, на спиле на коре едва различим первый олений мох. Фото: Пирет Лыхмус

После сплошных рубок остается большое количество пней. В зависимости от древесной породы, они перегнивают за 20–30 лет, и на протяжении всего этого времени служат разнообразной биоте местом обитания или питания. Многие лесные виды, приспособившиеся к жизни в различной биосреде дерева, могут населять пни на лесосеках. Этому способствуют, с одной стороны, толстая кора у основания пня и близость к почве (что обеспечивает достаточную влажность древесины), а с другой, поверхность спила, которая является более сухим, открытым и теплым местом жизни и почвой для роста, на которой нет конкуренции.

Жуки, многоножки, клещи, муравьи

Среди всех биот пней обитающие в прогнившей древесине жуки – одна из наиболее изученных групп. Первыми в пнях селятся те, что питаются древесиной и подкорковым слоем, а виды, питающиеся грибами, и жуки-хищники появляются позже, когда уже есть то, что можно употребить в пищу. Согласно результатам проведенных в Швеции исследований, видовое разнообразие жуков в пнях на лесосеках сопоставимо с видовым богатством гнилой толстоствольной древесины; видовые богатства низких пней и пней высотой, например, 3 метра похожи друг на друга. Но видовой состав во всех этих типах все-таки очень разный. Известно, что в пнях может появиться некоторое количество жуков-вредителей, однако там же обитают и их природные враги, которые помогают поддерживать численность вредителей во всей лесной местности на стабильном уровне.

Из других беспозвоночных значительную часть биоты пней образуют двупарноногие (по результатам одного шведского исследования, примерно 30%): они предпочитают пни на лесосеках, а не почву или труху. Правда, в пнях их видовое богатство невелико, но зато их много и они играют важную роль в преобразовании древесины в плодородную почву.

Ходы жуков-усачей и растущие из них агариковые грибы. Фото: Пирет Лыхмус

Пни прекрасно подходят для жизни и других многоножек и беспозвоночным: одни виды проводят в прогнившей древесине или на ней всю свою жизнь, вторые находят там укрытие в жаркие летние дни или и вовсе зимуют там, а третьи используют гнилую древесину только для того, чтобы отложить яйца или личинки, или собираются там на период линьки.

Известно, что для клещей пни – словно «острова в море»: их видовое разнообразие и численность там больше, чем в окружающем перегнойном слое и почве. Помимо прочего, многие беспозвоночные способствуют разложению пней: они доставляют на себе споры грибов внутрь древесины, после чего гриб начинает ее разлагать. В пнях с удовольствием гнездятся и многие виды муравьев (вероятно, этому способствует тепло). А муравьи, в свою очередь, – отличная пища, например, для черного дятла, который часто кормится в молодняках (они защищают от ястребов) и на тамошних пнях, где больше муравейников, чем в валежниках.

Грибы, многие из которых не заметны на поверхности пней

В ходе научных исследований изучались и обитающие на пнях грибы: в такой среде живут многие грибы-разлагатели, в т. ч. возбудители корневой гнили. Однако на десятилетних лесосеках пни все же не так богаты обитающими в прогнившней древесине видами, как лесосечные отходы, омертвевшие деревья-маяки или гнилая древесина предыдущего поколения леса. При этом в пнях, которым от трех до 20 лет, может скрываться значительно больше видов, чем мы можем предположить по одним только плодовым телам грибов. Это подтвердили результаты проведенного в Швеции масштабного исследования опят, когда по ДНК изучалось сообщество грибов пня ели в возрасте почти 500 лет. Ученые обнаружили в нем примерно 1000 видов грибов.

Исчезающих и редких видов среди них не было – помимо одного: это встречающаяся и у нас юнгхуния желто-белая. По результатам этой работы ее переквалифицировали в неисчезающий вид.

Флебия радиальная и бьеркандера опаленная (справа) на пне лиственного дерева.  Фото: Урмас Оянго

Проводившиеся в Эстонии исследования пней на лесосеках тоже взбудоражили научное сообщество: в 2015 году мы открыли на еловых пнях ранее не известный ученым вид древесных грибов. Сначала мы приняли его за другой, внешне похожий вид. Но поскольку тот должен был относиться к девственному лесу, мы подробнее изучили находку и выяснили, что ДНК-штрихкод у этих двух видов не совпадает. Несмотря на то, что этот новый вид – антродия меловая – встречается кое-где на еловых пнях и в Эстонии, и в других странах Европы, он очень редкий и обычно обитает в девственных лесах. По обнаруженным в Эстонии находкам сложно сказать, насколько велика была роль самих пней и окружающего леса. Например, если лесосека находится рядом с могучим старым лесом, то на ее пнях можно встретить более пестрые сообщества грибов, чем на лесосеках, расположенных среди лесов, в которых ведется хозяйственная деятельность.

125 видов мхов и 155 видов лишайников

Обитающая в недрах пня биота по большей части скрыта от людских глаз, а вот растущие на поверхности спила мхи и лишайники (особенно олений мох, или кладония) заметны куда лучше. Результаты проведенных в Швеции исследований указывают на то, что наибольшее видовое разнообразие мхов наблюдается на 12–18-летних еловых пнях, а лишайников – даже на более молодых пнях: гнилые пни – ценное местообитание для обеих групп. Лишайникам благоприятствует и высота пня.

Плевроциум (спереди – маленький пучок дикранума) и пробивающиеся сквозь его побеги вертикальные талломы пельтигеры (на их кончиках – коричневые седельчатые плодовые тела). Фото: Пирет Лыхмус

Как правило, на пнях живут типичные виды мхов и лишайников с широким использованием среды обитания. Например, на исследованной в Эстонии полусотне лесосек в возрасте 4–12 лет на пнях обнаружено в общей сложности 125 видов мхов и 155 видов лишайников. В отдельных случаях среди них были виды, примечательные с точки зрения охраны природы. Один из них – кладония паразитная: в Эстонии это нестабильный вид, произрастающий обычно в старых суборях на прогнившем сосновом валежнике, он также может обитать на поверхностях спила старых пней на близлежащих лесосеках в суборях. Однако с учетом малого количества старых суборей, богатых прогнившей древесиной, неясно, насколько пни на лесосеках в суборях помогают популяции такого вида.

Чем меньше деревьев, тем нужнее точка опоры...

Видовое богатство биоты прогнившей древесины на местности напрямую связано с количеством такой древесины. В хвойных лесах Эстонии пни составляют около 5–15% всей прогнившей древесины, а в местах, где проводились сплошные и охранные рубки, – от трети до половины встречающейся там толстоствольной прогнившей древесины. Следовательно, в вырастающем после рубки новом поколении леса пни являются важным местом обитания для видов, предпочитающих прогнившую древесину.

Поэтому корчевание пней с целью получения биотоплива (или подготовки почвы) имеет отрицательный эффект. Помимо этого, по сравнению с оставшимся после рубки валежником пни сохраняются намного дольше, а значит, дольше поглощают углерод.

Таким образом, использовать их в качестве энергии с прицелом замедлить климатические изменения тоже не рекомендуется.

Кладонии на старом пне, в том числе кладония паразитная (сероватые мелкочешуйчатые колонии в центре и с правого края пня). Фото: Пирет Лыхмус

В местах интенсивной лесохозяйственной деятельности такая функция пней, как способствование биоте прогнившей древесины, является краткосрочной, ведь пни как местообитание начинают истощаться уже в течение 20–30 лет после рубки. К сожалению, за это время места обитания в виде толстоствольной прогнившей древесины образуются в молодняках только из единичных умирающих деревьев-маяков.

И открытость лесосек также не благоприятствует многим обитающим на прогнившей древесине видам, связанным со старыми лесами. А менее чувствительным лесным видам пни помогают пережить фазу лесосеки. Например, черники на лесосеках становится меньше, но она по-прежнему может жить возле пней.

Добавить комментарий

Email again: